nikolian (nikolian) wrote,
nikolian
nikolian

Про ... От графа до холопа



Ехидный Douglas

Интернет гудит, обсуждая высказывание Петра Толстого. А сам Пётр Толстой неуклюже оправдывается, тем самым лишний раз подтверждая, что его фраза и мысль, в ней заключённая, были откровенно антисемитскими. Иначе Пётр Олегович просто сказал бы, как и полагается потомку графа, особенно такого, как Л.Н.Толстой:

- Прошу извинить! Я выразился неаккуратно! Имелось в виду то-то и то-то..."

Но не о евреях речь.

Речь о том, что мой тесть, сын репрессированного кулака, выселенный с Урала в Центральную Сибирь вместе с матерью и ещё девятью сестрами и братьями, вернулся к себе в Пермскую область в начале 50-х, закончил вечернюю школу, потом институт, вступил в Партию, дослужился до высоких партийных и советских чинов, потом ушёл на должность директора завода, а оттуда на пенсию.

И с этой пенсии посылал нам с моей молодой женой деньги раз в месяц. В ту пору мы были студентами и эти деньги нам были очень кстати. А пенсия его была 125 рублей.

Портрет моего тестя долго висел на доске почёта в городке, где он жил, работал и позже умер.

Я хорошо помню наши с ним разговоры за бутылкой водки и щедрой деревенской закуской. Я был пацаном, как многие тогда - диссидентствовал и пытал моего тестя, как мне казалось - остроумно и ядовито насчёт "преимуществ советской власти", при которой в магазинах были пустые полки, о поездках заграницу можно было только мечтать, а за антисоветский анекдот полагалась нешуточная взбучка вплоть до высылки.

А тесть только отмахивался и отшучивался, наливая мне и себе очередную стопку и приговаривая:

- Молодой ты ещё совсем! Не понимаешь ни хрена! Станешь постарше - всё поймёшь! Вот увидишь! Так что - молчи! Пей вот! И чокался с моей рюмкой, стоящей на столе.

Интересно, что мой насквозь русопятый и партийный тесть, отличавшийся всю жизнь резким, крутым нравом, с юности и до самой смерти дружил с евреем, сыном местного начальника ОГПУ, тоже репрессированного в конце 30-х, как и мой тесть.

Они уже были не просто друзья, а настоящие родственники. И было забавно наблюдать, как они ругались временами и дулись друг на друга по нескольку дней. Но больше недели не выдерживали, покупали бутылку и шли друг к другу с покаянием.

Я не раз был свидетелем их застолий. Они горячо спорили о, как говорили тогда, "текущем моменте", не стесняясь в выражениях. Но ни одного раза, даже намёком ни один из них не ставил под сомнение ни Революцию, ни имена Ленина или Сталина. А когда я попытался однажды брякнуть очередную "умную глупость", оба старика вдруг замолчали и посмотрели на меня так, что я поёжился.

- Ты это, парень, болтай, да меру знай! - сердито сказал дядя Миша и, уже обращаясь к тестю, сказал:

- Петрович! Ты где такого грамотного нашёл? Гляди-ка!

И снова продолжали прерванный спор.

Сегодня, вспоминая эти посиделки, я очень отчётливо понимаю, чем они отличались от наших нынешних разговоров.

То были споры свободных (Да-да! Именно свободных!) людей - хозяев своей страны. Их нельзя было отделить от СССР! Они и были Советским Союзом! Вместе со всеми своими спорами.

Эти люди не умели ни сгибаться, ни угодливо кланяться в пояс, ломая шапку. Вышедшие из самых низов в социальной иерархии, из тёмных Уральских деревень и забитых, засиженных мухами украинских местечек, эти старики, "прямые потомки тех, кто с наганом рушил церкви", похрустывая свежим огурчиком и зелёным лучком, и были новой русской, российской элитой безо всяких кавычек!

Они сами не понимали этого и страшно обиделись бы на любого, кто сказал бы им это тогда. Они презирали господ всем своим советским существом!

И - парадокс! - сами и были господами! В истинном, самом лучшем смысле этого слова! Они были господами положения! Это была их страна.

Их давно нет на свете.

А мне, следующему поколению, понадобилась целая жизнь, чтобы понять это.

И если бы сегодня кто-то сказал мне:

- Я верну этих стариков и это время, а за это ты снова встанешь в очередь за колбасой, - я согласился бы, не думая ни секунды!

И вернулся бы туда, чтобы снова стать СВОБОДНЫМ! Как они.

Но пока я живу в том времени, где на звание господина претендует законченный холоп в душе, но дворянин по происхождению, вице-спикер Думы Пётр Олегович Толстой, один из многих прочих холопов, возомнивших себя господами и холопами - всех остальных.

https://cont.ws/@douglas/501191
Tags: обо всем
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments