nikolian (nikolian) wrote,
nikolian
nikolian

Categories:

Про ... Компартия Китая разгромила тайный клуб миллиардеров

На фото: бывший исполнительный председатель Alibaba Джек Ма во время посещения конференции Forbes Global CEO в Сингапуре. Джек Ма  первый бизнесмен с материкового Китая, чьё фото было опубликовано на обложке журнала Forbes

В Китае прекратил свою деятельность Тайшаньский клуб — полусекретный клуб самых богатых людей КНР. Как сообщило издание Apple Daily, это связано с усилением борьбы Коммунистической партии против частных объединений среди ведущих бизнесменов страны. Окончательный роспуск организации произошел 20 января.

Тайшаньский клуб, названный так в честь горы в провинции Шаньдунь, где императоры проводили религиозные ритуалы, некоторые аналитики называли «китайской копией масонской ложи». Он был зарегистрирован еще в 1993 году под названием Тайшаньский институт промышленных исследований. По версии СМИ, в него входили около 20 членов, в числе которых в разное время побывали основатель Alibaba Джек Ма, основатель Lenovo Лю Чуаньчжи, глава Baidu Робин Ли, Го Гуанчан из Fosun Holdings и Фэн Лунь из Vantone Holdings. Участники якобы платили ежегодные сборы в размере сотен тысяч долларов, а за неявку были положены штрафы.

Открыто о своем членстве заявлял основатель BBK Electronics Дуань Юнпин. По его словам, он всего лишь хотел найти людей, с которыми можно было играть в гольф, но мячи и клюшки участников организации не слишком интересовали. Вместо этого они встречались несколько раз в год, обедали и общались.

«Ничего тайного там не было, но некоторые члены клуба были немного таинственными», — написал он в соцсетях.

Как пишут авторы Apple Daily, подобный клуб представлял угрозу для китайских властей, которые не хотят, чтобы бизнес приобретал слишком большое политические влияние. Не случайно в сентябре 2020 года Компартия Китая выпустила руководство, в котором подчеркивалось, что частные сообщества бизнесменов должны «руководиться» и «контролироваться». В нем также призывали руководителей частных предприятий работать вместе с партией, чтобы «сформировать основу частной экономики, на которую можно положиться и которая будет полезна в критические моменты».

1 февраля 2021, уже после роспуска клуба, года Си Цзиньпин призвал бизнес-элиту подтвердить свою приверженность партии.

В России параллели с Тайшаньским клубом просматриваются, например, в Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП), который иногда в шутку называют профсоюзом олигархов. Организация была основана в 1990 году и объединяет крупнейшие предприятия страны. В числе участников также можно найти большинство фигурантов списка богатейших людей Forbes. Хотя тайным клубом РСПП не назовешь, считать его влиятельной лоббистской структурой вряд ли будет преувеличением.

«Свободная пресса» поговорила с экспертами о том, могут ли российские власти взять пример с китайских коллег и взять «профсоюз олигархов» под контроль.

— Тайшаньский клуб — это неформальная структура, с которой, судя по всему, политбюро КПК решило разобраться, — объясняет заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский. — Вряд ли это можно назвать неожиданностью. В частности, можно вспомнить недавний случай с Джеком Ма, или по-китайски Ма Юнем, который хотел выпустить IPO за рубежом, чтобы получить дополнительные деньги, но ему это не разрешили.

Ма Юнь сделал свой капитал с помощью Коммунистической партии Китая, которая его поддерживала. Судя по всему, он решил, что теперь он сам большой начальник и может руководить всеми. Но ему быстро объяснили, кто он такой. Ма Юнь создал очень серьезную информационную платформу. Если наши Вконтакте и Одноклассники охватывают десятки миллионов человек, то в Китае в средней телекоммуникационной компании около 700 миллионов клиентов. Соответственно, и влияние этих интернет-платформ очень большое. Ма Юню заблокировали возможность получить дополнительные деньги из-за рубежа, только и всего.

В Китае руководящей и направляющей силой общества является Коммунистическая партия. Именно КПК определяет все основные политические, экономические и социальные направления. Для тех, кто идет против КПК, последствия бывают одинаковые — их каким-то образом выводят за скобки.

«СП»: — Пандемия стала катализатором ужесточения контроля китайских властей над бизнесом?

— В основном во время пандемии пострадали предприятия малого и среднего бизнеса. Это сфера услуг, третья сфера, где небольшое количество занятых, но которые постоянно контактируют с клиентами. Одно дело завод, где все автоматизировано, и другое — сеть общественного питания или магазин.

Сегодня в Китае занятость в частном секторе резко увеличилась и в 3−4 раза превышает занятость в госсекторе. Поэтому роль малого и среднего бизнеса в нынешних условиях постепенно возрастает. В том числе и потому, что крупные предприятия автоматизируются, и количество занятых там уменьшается.

Поэтому и вышло постановление о частных предприятиях. Кстати, в Китае существует разница между частными и индивидуальными предприятиями. Индивидуальные — это предприятия, где занято не больше 6−7 человек, а частные — где трудится больше. И нередко бывает так, что владелец предприятия является его же секретарем парткома, я лично сталкивался с такими случаями.

«СП»: — Но судя по этим новостям, попытки крупного бизнеса влиять на принятие решений и власть бывают и в Китае?

— Конечно, бывают. Как только у вас появляются серьезные деньги, естественно, вы сразу думаете: «А зачем мне партия?» Так происходит не только в Китае, но и в других странах. Человек, который обладает крупной суммой денег, пытается подчинить себе все политические движения, поскольку лучше, когда к финансовому ресурсу добавляется ресурс политический.

Но в Китае в КПК около 90 миллионов членов партии при 1,4 млрд. населения. Именно за счет того, что существует четкая структура Компартии Китая, в которой к тому же действует дисциплинарная комиссия, отвечающая за все бизнес-структуры и управленческий аппарат страны, руководство Китая контролирует ситуацию.

Секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов считает, что при нынешней политической власти Россия не сможет последовать примеру Китая.

— В Китае официально провозглашен социализм с китайской спецификой, и патриотически настроенные предприниматели также объявлены социальной базой для строительства социализма. Понятно, что ключевую роль в этом строительстве играет Компартия Китая, которая через плановую экономику и партийный контроль держит в узде предпринимательское сообщество.

У нас же все обстоит совершенно по-другому. Что такое РСПП? Меня очень позабавила недавняя встреча Владимира Путина с руководством этой организации. Она проходила в дистанционном формате, и, как писали СМИ, большинство олигархов выходили на связь, чтобы побеседовать по «профсоюзным» олигархическим делам с президентом, находясь на своих яхтах и в офшорах. Это является прекрасной иллюстрацией того, что происходит.

Эти люди навязывают свою политику, они диктуют власти свои интересы. Если в Китае деятельность предпринимательского сообщества подчинена общим задачам социалистического строительства и модернизации страны, то у нас все государство нацелено на обеспечение интересов этой группы из сотни Forbes.

Это граждане, состояние которых в период пандемии выросло на 7 триллионов рублей, из которых 4 триллиона они вывезли за рубеж. А потом они со своих яхт рассказывали президенту о своих бедах и о том, что правительство должно обеспечивать им комфортный режим, потому что они инвесторы. Хотя они, прежде всего, инвестируют в офшоры.

«СП»: — Можно ли использовать китайский опыт и потребовать от бизнеса большей лояльности и отдачи?

— Мы видим, что задача правительства и администрации состоит в обеспечении функционирования «золотого пылесоса». Есть сотня Forbes, есть сто тысяч семей — бенифициаров нынешнего режима, которые, по сути, экспроприируют народное достояние, выкачивают на Запад ресурсы Российской Федерации и советское наследие.

Ситуация в РФ сегодня очень похожа на то, что было в начале ХХ века. Бюджет 1913 года составлял 3,4 миллиарда тогдашних золотых рублей. Из них аристократия вывозила за границу 677 миллионов рублей, то есть 25% бюджета. Примерно то же самое происходит и сейчас. Официальные цифры вывоза — 48 миллиардов долларов — соответствуют 25% бюджета. И что самое «замечательное», как тогда, так и сейчас этот вывоз капитала на 50% состоит из сверхпотребления этой жрущей в три глотки аристократии.

Понятно, что в Китае это невозможно, как понятно, что в России это не только возможно, но и приветствуется. Только представьте, что было бы, если сократить этот вывоз капитала хотя бы на половину. Если бы Путин, как якобы президент всех россиян, «заткнул» олигархов, чтобы они «жрали» не в три глотки, а хотя бы в полторы, получилось бы, что 24 миллиарда долларов можно отдать на пенсии, здравоохранение, экономическое развитие.

Модернизацию первичного звена медицинской помощи, разрушенного нынешней властью, оценивают в 90 миллиардов рублей. Это всего лишь немногим больше миллиардов долларов. Если бы олигархи начали меньше «жрать», денег хватило бы и на это, и на пенсии, и на зарплаты.

https://svpressa.ru/world/article/290481/
Tags: Китай
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment